Warning: "continue" targeting switch is equivalent to "break". Did you mean to use "continue 2"? in /var/www/u1504948/data/www/suterlev.ru/wp-content/themes/www/includes/builder/functions.php on line 5917
Жалоба билалову | Лунин Лев Михайлович

Руководителю

1-ого отдела СУСК по РТ

Билалову Р.К.

 

Жалоба

 

НЕЗАКОННО ВМЕНЕННАЯ СТАТЬЯ 126 УК

 

Решение от 30.06.2017г. №отск-202-53624-17 за подписью заместителя руководителя первого отдела по расследованию особо важных дел СУСК по РТ Абдрахманова Р.М. считаю не объективным и прошу Вас разобраться.

Цитирую решение: «Похищение Михайловой А.В. было совершено вами в соучастии с иными лицами, с целью вовлечения ее в занятие проституцией, что не противоречит диспозиции статьи 126 УК. При этом вам также инкриминирована статья 240 УК».

  • Поскольку квалифицирующий признак действий преступления, предусмотренный статьей 126 УК уже имеется в статье 240 УК, а мне инкриминируются три статьи УК – 241, 240 и 126, полагаю, что идеальная совокупность преступлений, при применении статьи 175 УПК, это статья 241 УК и статья 240 УК, а статья 126 УК хоть и не противоречит своей диспозиции (перемещение потерпевшего обманным путем с целью вовлечения его в занятие проституцией) зато нарушает часть 2 статьи 6 УК (никто не может нести ответственность дважды за одно и то же преступление).

Таким образом, статья 126 УК является «дублирующей», чем подвергает уголовное преследование в отношении меня «дважды за одно и тоже преступление». Так как, статья 240 УК уже «целиком» покрывает все то действие, которое описал следователь Ишмуратов И.Ш.

  • Примечание к статье 126 УК «лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности». Следствием проведена очная ставка между мной и Михайловой А.В., в ходе которой установлено, что «потерпевшая» ходила на дискотеки и в Торговые Центры. Т.е., как минимум, была … «добровольно освобождена».
  • Комментарии к статье 126 УК Председателя Верховного Суда РФ Лебедева В.М.: «Действия, направленные не на удержание похищенного в другом месте, а на совершение в отношении его других преступлений, исключают квалификацию по статье 126 УК».

Следствие утверждает, что мои действия были направлены не на удержание Михайловой А.В. в другом месте, а на вовлечение ее в занятие проституцией. Т.е. на «совершение в отношении ее другого преступления».

 

20.07.2017г. (исх. № Л-116) я отправлял жалобу о незаконности, необъективности и несостоятельности предъявленного обвинения Руководителю СУСК по РТ Николаеву П.М. Жалоба была переадресована следователю по особо важным делам первого отдела СУСК по РТ Ишмуратову И.Ш. (моему следователю). И 24.08.2017г. от вынес по ней решение (№ ОТСК 202-75003-17), которое (по его мнению) «разбивает» все мои доводы (II 1), 2), 3)), на которые я «опирался» в жалобе его Руководителю.

1) Вот выдержка из решения  «оправдывающая» нарушение ч. 2 ст. 6 УК РФ, о котором я писал в II 1):

Предъявленное Вам обвинение не нарушает принципа справедливости закрепленное ст. 6 УК РФ. Вам инкриминированы п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ и ч. 3 ст. 240 УК РФ на основании ст. 17 УК РФ, согласно которой, совокупностью преступлений признается и одно действие, содержащее признаки преступлений, предусмотренных двумя и более статьями УК РФ.

Считаю, что следователь неправильно понимает смысл ст. 17 УК РФ или же сознательно вводит меня в заблуждение. Так как:

а) Да, одно действие может быть признано совокупностью преступлений, и на это одно действие может быть инкриминировано 2-е статьи УК РФ. Например: убийство из пистолета. Действие одно, а статьи две – ст. 222 УК РФ (оружие) и ст. 105 УК РФ (убийство). Ведь эти статьи не «накладываются» друг на друга, не конкурируют между собой.

б) Но глупо бы выглядело, если бы к ст. 241 УК РФ (организация занятий проституцией) следователь «натянул» бы ст. 171 УК РФ (незаконное предпринимательство). Ведь ст. 241 УК РФ это не одно действие, а совокупность действий, которое уже включает в себя действия ст. 171 УК РФ.

В моем случае (именно в моем, описанном в I 2)) ст. 240 УК РФ полностью покрывает все те действия , которые описал следователь Ишмуратов И.Ш., и ст. 126 УК РФ, в моем случае является «дублирующей», она «натянута» на те же слова, т.е. выглядит ст. 126 УК РФ в моем случае как ст. 171 УК РФ из абзаца а), а отнюдь не как ст. 105 УК РФ  из абзаца б).

Описанные следователем Ишмуратовым И.Ш. события 2008г. произошедшие с Михайловой А.В. – это не совокупность преступлений одного действия, а совокупность действий одного преступления – диспозиция ст. 240 УК РФ.

Ст. 17 УК РФ не дает оснований «дублировать» одно преступление двумя статьями УК РФ, не дает права накладывать ст. 126 УК РФ на слова  которые в полном объеме использованы ст. 240 УК РФ.

Поэтому происшествие с Михайловой А.В., а точнее инкриминируемое мне это одно преступление на которое следователь Ишмуратов И.Ш. «натянул» и ст. 240 УК РФ и ст. 126 УК РФ, нарушает ч. 2 ст. 6 УК РФ так как подвергает уголовное преследование в отношении меня дважды за одно и тоже преступление (о чем я писал в II 1)), т.е. предъявленное обвинение — незаконно.

2) А вот выдержка из того же решения, касаемая примечания к ст. 126 УК РФ, а так же касаемая комментариев к ней Председателя Верховного Суда РФ Лебедева В.М. (о чем я писал в II 2), 3)):

Освобождение от уголовной ответственности по ст. 126 УК РФ по примечанию к данной норме наступает в случае добровольного освобождения похищенного человека. Действия нельзя расценивать как добровольные, если фактическое освобождение потерпевшего состоялось уже после выполнения условий выдвинутых похитителями, когда их цель была достигнута,  и оказался утрачен смысл дальнейшего удержания потерпевшего. В данном случае, как установлено следствием, после перемещения Михайловой А.В. в г. Набережные Челны она находилась под постоянным контролем, не имея возможности свободы передвижения до момента, когда была принуждена к занятию проституцией и дала свое согласие на оказание услуг сексуального характера.

Опровергая возможность применения примечания к ст. 126 УК РФ, следователь не заметил как подтвердил, что целью перемещения Михайловой А.В. было не удержание ее в другом месте, а вовлечение ее в занятие проституцией, т.е. цель (!которая была установлена следствием!) была направлена на совершение в отношении ее другого преступления, что согласно комментариям к УК РФ Председателя Верховного Суда РФ Лебедева В.М. исключает квалификацию по ст. 126 УК РФ (о чем я и писал в II 3)). Т.е., предъявленное обвинение – необъективно.

3)

а) Утверждение следователя о том, что Михайлова А.В. была под постоянным контролем и не имела возможности свободы передвижения  — не состоятельно. Т.к. следствием установлено, что за тот месяц 2008г. она побывала в Торговом Центре и на Дискотеке.

б) А утверждение, что произошло это уже после того как Михайлова А.В. была принуждена к занятию проституцией и смысл дальнейшего удержания в связи с этим был утрачен, так как цель была достигнута – еще более несостоятельно. Ведь получается, что я, по предположению следователя, переместил Михайлову А.В. не для того, чтобы она занималась проституцией, а для того, чтобы только принудить ее к занятию проституцией 1 раз, после чего цель моя была достигнута. Что ж за цель такая? Не логичнее5 ли предположить, что цель была не «1 раз»? Но тогда получается, что и смысл удержания утрачен не был. А это значит, что абзац а) подтверждает возможность применения примечания  к ст. 126 УК РФ (о чем я писал в II 2)). Т.е. предъявленное обвинение – несостоятельно.

Таким образом решение следователя Ишмуратова И.Ш. от 24ю08.2017г. № ОТСК 202-75003-17 не опровергло ни одного моего довода о незаконности, необъективности и несостоятельности предъявленного обвинения по ст. 126 УК РФ (о чем я писал в II 1), 2), 3)).

4) Кроме этого следователь утверждает, что похищение Михайловой А.В. подтверждается показаниями самой Михайловой А.В. (но они противоречивы и сомнительны, описано в I 2)) и обвиняемых: Ахметзяновой Г.З. (но она, так же как и я, подтверждает лишь то, что Михайлова А.В. вместе с нами приехала в г. Набережные Челны, не в статусе похищенной, где стала работать проституткой), Иванова А. (но с ним мы познакомились не ранее чем через два года после этого происшествия) и Нуриева Р. (но с ним мы виделись только несколько раз в жизни, лет через пять после этого происшествия).

Т.е. к незаконности, необъективности и несостоятельности предъявленного обвинения по ст. 126 УК РФ можно добавить и его необоснованность т.е. бездоказательность.

 

ПРОШУ ВАС:

Обязать следователя Ишмуратова И.Ш.прекратить уголовное преследование по статье 126 УК РФ.

 

20.07.2017г. (исх. № Л-116) я отправлял жалобу о незаконности, необъективности и несостоятельности предъявленного обвинения Руководителю СУСК по РТ Николаеву П.М. Жалоба была переадресована следователю по особо важным делам первого отдела СУСК по РТ Ишмуратову И.Ш. (моему следователю). И 24.08.2017г. от вынес по ней решение (№ ОТСК 202-75003-17), которое (по его мнению) «разбивает» все мои доводы (II 1), 2), 3)), на которые я «опирался» в жалобе его Руководителю.

1) Вот выдержка из решения  «оправдывающая» нарушение ч. 2 ст. 6 УК РФ, о котором я писал в II 1):

Предъявленное Вам обвинение не нарушает принципа справедливости закрепленное ст. 6 УК РФ. Вам инкриминированы п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ и ч. 3 ст. 240 УК РФ на основании ст. 17 УК РФ, согласно которой, совокупностью преступлений признается и одно действие, содержащее признаки преступлений, предусмотренных двумя и более статьями УК РФ.

Считаю, что следователь неправильно понимает смысл ст. 17 УК РФ или же сознательно вводит меня в заблуждение. Так как:

а) Да, одно действие может быть признано совокупностью преступлений, и на это одно действие может быть инкриминировано 2-е статьи УК РФ. Например: убийство из пистолета. Действие одно, а статьи две – ст. 222 УК РФ (оружие) и ст. 105 УК РФ (убийство). Ведь эти статьи не «накладываются» друг на друга, не конкурируют между собой.

б) Но глупо бы выглядело, если бы к ст. 241 УК РФ (организация занятий проституцией) следователь «натянул» бы ст. 171 УК РФ (незаконное предпринимательство). Ведь ст. 241 УК РФ это не одно действие, а совокупность действий, которое уже включает в себя действия ст. 171 УК РФ.

В моем случае (именно в моем, описанном в I 2)) ст. 240 УК РФ полностью покрывает все те действия , которые описал следователь Ишмуратов И.Ш., и ст. 126 УК РФ, в моем случае является «дублирующей», она «натянута» на те же слова, т.е. выглядит ст. 126 УК РФ в моем случае как ст. 171 УК РФ из абзаца а), а отнюдь не как ст. 105 УК РФ  из абзаца б).

Описанные следователем Ишмуратовым И.Ш. события 2008г. произошедшие с Михайловой А.В. – это не совокупность преступлений одного действия, а совокупность действий одного преступления – диспозиция ст. 240 УК РФ.

Ст. 17 УК РФ не дает оснований «дублировать» одно преступление двумя статьями УК РФ, не дает права накладывать ст. 126 УК РФ на слова  которые в полном объеме использованы ст. 240 УК РФ.

Поэтому происшествие с Михайловой А.В., а точнее инкриминируемое мне это одно преступление на которое следователь Ишмуратов И.Ш. «натянул» и ст. 240 УК РФ и ст. 126 УК РФ, нарушает ч. 2 ст. 6 УК РФ так как подвергает уголовное преследование в отношении меня дважды за одно и тоже преступление (о чем я писал в II 1)), т.е. предъявленное обвинение — незаконно.

2) А вот выдержка из того же решения, касаемая примечания к ст. 126 УК РФ, а так же касаемая комментариев к ней Председателя Верховного Суда РФ Лебедева В.М. (о чем я писал в II 2), 3)):

Освобождение от уголовной ответственности по ст. 126 УК РФ по примечанию к данной норме наступает в случае добровольного освобождения похищенного человека. Действия нельзя расценивать как добровольные, если фактическое освобождение потерпевшего состоялось уже после выполнения условий выдвинутых похитителями, когда их цель была достигнута,  и оказался утрачен смысл дальнейшего удержания потерпевшего. В данном случае, как установлено следствием, после перемещения Михайловой А.В. в г. Набережные Челны она находилась под постоянным контролем, не имея возможности свободы передвижения до момента, когда была принуждена к занятию проституцией и дала свое согласие на оказание услуг сексуального характера.

Опровергая возможность применения примечания к ст. 126 УК РФ, следователь не заметил как подтвердил, что целью перемещения Михайловой А.В. было не удержание ее в другом месте, а вовлечение ее в занятие проституцией, т.е. цель (!которая была установлена следствием!) была направлена на совершение в отношении ее другого преступления, что согласно комментариям к УК РФ Председателя Верховного Суда РФ Лебедева В.М. исключает квалификацию по ст. 126 УК РФ (о чем я и писал в II 3)). Т.е., предъявленное обвинение – необъективно.

3)

а) Утверждение следователя о том, что Михайлова А.В. была под постоянным контролем и не имела возможности свободы передвижения  — не состоятельно. Т.к. следствием установлено, что за тот месяц 2008г. она побывала в Торговом Центре и на Дискотеке.

б) А утверждение, что произошло это уже после того как Михайлова А.В. была принуждена к занятию проституцией и смысл дальнейшего удержания в связи с этим был утрачен, так как цель была достигнута – еще более несостоятельно. Ведь получается, что я, по предположению следователя, переместил Михайлову А.В. не для того, чтобы она занималась проституцией, а для того, чтобы только принудить ее к занятию проституцией 1 раз, после чего цель моя была достигнута. Что ж за цель такая? Не логичнее5 ли предположить, что цель была не «1 раз»? Но тогда получается, что и смысл удержания утрачен не был. А это значит, что абзац а) подтверждает возможность применения примечания  к ст. 126 УК РФ (о чем я писал в II 2)). Т.е. предъявленное обвинение – несостоятельно.

Таким образом решение следователя Ишмуратова И.Ш. от 24ю08.2017г. № ОТСК 202-75003-17 не опровергло ни одного моего довода о незаконности, необъективности и несостоятельности предъявленного обвинения по ст. 126 УК РФ (о чем я писал в II 1), 2), 3)).

4) Кроме этого следователь утверждает, что похищение Михайловой А.В. подтверждается показаниями самой Михайловой А.В. (но они противоречивы и сомнительны, описано в I 2)) и обвиняемых: Ахметзяновой Г.З. (но она, так же как и я, подтверждает лишь то, что Михайлова А.В. вместе с нами приехала в г. Набережные Челны, не в статусе похищенной, где стала работать проституткой), Иванова А. (но с ним мы познакомились не ранее чем через два года после этого происшествия) и Нуриева Р. (но с ним мы виделись только несколько раз в жизни, лет через пять после этого происшествия).

Т.е. к незаконности, необъективности и несостоятельности предъявленного обвинения по ст. 126 УК РФ можно добавить и его необоснованность т.е. бездоказательность.